Катерина (alert_ua) wrote,
Катерина
alert_ua

Горькие лимоны

Лоренс Джордж Дарелл - старший брат писателя Джеральда Даррела, тоже писатель и поэт. С 1953 по 1956 год проживал
на Кипре, и написал об этом книгу "Горькие лимоны"
Конечно меня кто-то надоумил прочитать эту книжку, спасибо этому "кому-то", по совместителю нашему предводителю [info]и идейному почитателю Ататюрка.
А теперь представьте - я читаю как Лоренс покупает дом, а на следующие день, мы с Олегом и Фийкой скачем по поселку
в поисках этого дома! Это очень захватывающе, правда. Не буду оригинальной, этот пост, я попробую сопроводить цитатами из книги.

«Это селение, расположенное высоко на горном склоне, террасами, обращенными к садам Кирении, и далее через воды Адана, к горным ручьям и пастбищам Булгар-Дага, славится как местоположением своим и уединенностью, так и необычайной красотой. Имя его — Мир. Найдя удобное пристанище на лесистых кручах над гаванью, построившие его англо-норманны так и назвали ее Мир — обитель Мира — Clolture de la Paix; это прекрасное название, несущее успокоение, киприоты бесцеремонно переделали в Делапаис, а их венецианские хозяев — в Bellapaese. Здесь на протяжении многих веков отважные мужи и добродетельные дамы с Запада обретали покой».(У. Хепворт Диксон, «Британский Кипр», 1887)



Буффавенто, гнездо ветров, где у подножия притулилось тихое и изящное готическое аббатство Беллапаис.*





Я был готов увидеть нечто прекрасное и уже знал, что руины монастыря в Беллапаис — один из красивейших памятников готической эпохи во всем Леванте, но я никак не ожидал увидеть такую поразительно законченную картину: маленькая деревушка охватывала притулившийся к прохладному боку горы монастырь со всех сторон, осторожно его баюкая.*



Местоположение аббатства не откроется вам во всем своем великолепии, пока вы не войдете через великолепные врата, украшенные мраморными гербами, во внутреннюю обитель и не подойдете к самому краю обрыва, на котором она стоит: массивные окна трапезной служили рамами для усыпанных весенними цветами рощ и искривленных стволов пальм.*







Беллапаис был похож на обнесенный стеною сад, куда заходят, притворяя за собой калитку*









Но наша основная цель - найти дом Лоренса Даррела, и мы втроем карабкаемся вверх по узким улочкам поселка.



в музее старой мельницы нам подсказали направление, эх, жаль нет времени зайти сюда на экскурсию.



Наши метания по крутым улочкам ничуть не уступали приключениям  Автора, когда он покупал здесь дом.





Может этот? или этот? Да что же они, даже табличку не прикрутили и указатели не поставили?!



Олег уже прочитал книгу и знает какой это дом. Я же остановилась как раз на том моменте, как автор едет дождливой ночью смотреть на этот дом. А сколько этажей? А как улица назвалась? А что рядом было?  -пристаю я к Олегу.





Самое обидное, что как раз сегодня в нашей компании было принято волевое решение штрафовать опоздальщиков,
которые очень портили нам жизнь и забирали драгоценное время. И вот те на - мы сами еще пять минут и попадем
в штрафники!



О! Олег - специально для тебя искала:
Вид у деревушки был совершенно очаровательный; архитектура в лучших сельских традициях— сквозь огромные сводчатые двери с обычной в здешних деревнях резьбой, в которой до сих пор при желании можно угадать венецианское влияние, светят из внутренних двориков турецкие, под куполом, нужники; допотопные турецкие ставни-жалюзи на окнах.



Ну конечно же мы нашли этот домик! Неужто вы сомневались в нас?









Я читала и об этом балкончике



И даже об этих деревьях



  Права на воду являются неотъемлемой частью гражданских прав собственности и после смерти владельца распределяются между его наследниками. То же касается и земли, и растущих на этой земле деревьев. А если вспомнить, сколь многочисленны кипрские семьи, нетрудно представить, что число владельцев одного-единственно-го родника может доходить до трех десятков человек, и что права на одно и то же дерево могут быть поделены между дюжиной родственников. Проблема, соответственно, заключается в том, что нужно добиться согласия на сделку всех без исключения, и для того, чтобы она вступила в законную силу, заплатить за подпись каждому из тридцати родственников. В противном случае какой-нибудь племянник или племянница могут взбунтоваться, и все ваши старания пойдут прахом. Что же касается дерева, то один человек, к примеру, может владеть урожаем, которое приносит это дерево, другой — землей, на которой оно растет, третий — самой древесиной. Можно себе представить, какими гигантскими сложностями обрастает здесь самая элементарная покупка — чем и объясняется невероятное количество юристов на Кипре.*

Дерево безделья - еще один персонаж из книги. Но книга большая, всю ее не перецитируешь, тем более нас уже ждут.
Мы собрались в горы, туда за туманы, в очередной замок.




* цитаты из книги Лоренса Джорджа Дарелла "Горькие Лимоны"
Tags: Северный Кипр, друзья, замки, книги, прогулки по городу, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments